Спецпроект "235 артефактов". История одной книги из библиотеки Валентина Распутина

 

В большой библиотеке писателя в фондах Музея В. Г. Распутина есть одно уникальное издание — «Учебник русского языка. Для французских студентов» 1975 года. Книга с потертостями, но какими-то легкими и бережными, будто была не в руках студентов, а принадлежала преподавателю. Она имеет интересную историю, связанную с одним из самых известных рассказов Валентина Распутина.

— Лидия Михайловна Молокова  — в девичестве Данилова — преподаватель французского языка в Усть-Удинской средней школе, ставшая прототипом учительницы из рассказа Валентина Распутина «Уроки французского», вызывала у жителей Усть-Уды восхищение, - рассказала научный сотрудник Музея В. Г. Распутина Валентина Иванова. — Ею откровенно любовались  — уж очень она была не похожа на деревенских девушек. Москвичка, тонкая, изящная, красивая, она была словно артистка из кинофильма. Проработала в школе два года, вышла замуж и уехала. Рассказ «Уроки французского» Лидия Молокова увидела в Париже. Ее внимание привлекла на прилавке небольшая русская книжка. Остановил знакомый «французский» в названии. Рассказ потряс, вызвал воспоминания о школе, о Сибири.

Во Франции она учила уже русскому – французских студентов. Ей захотелось найти адрес бывшего ученика, теперь писателя. И это было нетрудно — в Усть-Уде оставалась свекровь. Завязалась многолетняя переписка: письма, поздравления, посылки — сюжет, достойный русской классики. Письма у Валентина Григорьевича не сохранились, но среди книг осталась эта, учебник русского для французов.

— В библиотеке писателя — это единственная такого рода книга-учебник, как тайна, ясная только для двоих — учителя и ученика, — отметила Валентина Иванова. — Возможно, учебник был прислан самой Лидией Михайловной, или подарен кем-то из друзей писателя, или даже куплен им в московском магазине, но дорог как память об удивительной встрече и удивительном человеке – учителе. Берешь книгу в руки, и она словно звучит, что-то слышится в шелесте страниц, что-то особенное прочитывается в ее текстах.

Книга стала восемьдесят шестым артефактом нашего спецпроекта.